Intecracy Group Intecracy Group Intecracy Intecracy


Понедельник, 25 Апрель 2016 08:14

НОВОЕ КЛИМАТИЧЕСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ И ДЕКАРБОНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ

В декабре 2015 года в г. Париже на 21-ой Конференции РКИК ООН по изменению климата (СОР21) было согласовано историческое решение по принятию нового договора по мерам ответственности стран в борьбе с изменением климата на период после 2020 года. Официально новое климатическое соглашение будет подписано на высоком уровне в г. Нью-Йорке 22 апреля текущего года и вступит в силу через 30 дней после того, как 55 стран, на долю которых приходится 55% общих выбросов, представят в ООН инструменты ратификации, принятия, одобрения или присоединения к Соглашению.

Новый климатический договор должен стать глобальной стратегией в решении вопросов изменения климата и, в целом, в международном управлении процессами постиндустриального развития. В этой связи 15 декабря 2015 года Президент республики Н. Назарбаев сделал заявление о всемерной поддержке нового климатического соглашения, в частности о готовности страны «…выполнить свои обязательства и внести лепту в имплементацию Нового соглашения по сокращению парниковых выбросов».

В обсуждении текста нового климатического соглашения, отличающего своей универсальностью и четко прописанными обязательствами как для развитых, так и развивающихся стран, принимали участие представители почти всех стран – членов ООН. Положения Соглашения о действиях на период после 2020 года призывают стороны, вовлеченные в передачу на международный уровень результатов деятельности по предотвращению изменения климата, к обеспечению прозрачности отчетности с тем, чтобы это Соглашение не приводило к ущербу для окружающей среды, и во избежание двойного учета таких мер. Соглашение  также призывает развитые страны увеличить финансирование мер по борьбе с климатическими изменениями и взять обязательства относительно других процессов, направленных на активизацию переходных мер по борьбе с изменением климата и адаптации к ним. В соответствии с соглашением, все страны, начиная с 2020 года, должны каждые пять лет представлять определяемые на национальном уровне вклады (INDC), которые со временем будут пересматриваться в сторону увеличения.

Как известно, на СОР21 каждая страна представила свои национальные обязательства, которые являются неким стартом в проведении политики перехода к низкоуглеродному развитию и декарбонизации экономики. На Саммите в г. Париже наша правительственная делегация озвучила вклад Казахстана в удержание темпов роста глобального изменения климата - снижение выбросов парниковых газов до 2030 года в объеме 15% от уровня 1990 г. как безусловную и 25% как условную цель. Национальные обязательства страны были утверждены решением Совета по переходу к «зеленой» экономике при Президенте Республики Казахстан. Это достаточно амбициозные обязательства для страны, находящейся в зоне резко континентального климата, с длительным отопительным сезоном, с преобладанием в энергобалансе угольной генерации, с низкой плотностью населения (6 человек на один квадратный километр). Для достижения указанных целей в области снижения выбросов парниковых газов Правительству страны предстоит провести системную работу по глубокой модернизации промышленного сектора и адаптации всех секторов экономики, включая энергетику, ГМК, сельское и лесное хозяйство, ЖКХ, транспорт, строительство и другие сектора, к уже имеющим место изменениям климата.

Без реализации пилотных проектов по освоению прорывных низкоуглеродных технологий в ближайшее десятилетие будет практически невозможно сдержать рост средней глобальной температуры более чем на 20С. В настоящее время в мире существует и успешно используется широкий набор технологий, обеспечивающих рост экономики и одновременно снижение выбросов, улучшение качества окружающей среды. Наиболее эффективными технологическими решениями являются: переход к низкоуглеродным или безуглеродным видам топлива; декарбонизация производства электроэнергии; электрификация экономики и отдельных отраслей (например, транспорта); повышение эффективности производства и потребления энергии; применение технологий улавливания и захоронения углерода; использование биотоплива и других возобновляемых источников энергии. Особая роль отводится задаче сохранение и увеличения потенциала поглощения СО2 в лесном хозяйстве и землепользовании.

Согласно расчетам, проведенным международными и национальными экспертами при обосновании INDC, у Казахстана имеется достаточный потенциал для внедрения новых технологий в области снижения выбросов. Во-первых, это человеческий капитал: трудоспособное, образованное население (по последнему отчету ООН - 70% от общей численности). Во-вторых, развитый научно-технический потенциал, в-третьих, в стране активно развивается альтернативная энергетика.

Потенциал нетрадиционных возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в Казахстане составляет 2 трлн. кВтч. в год. Технически возможный для использования в производстве электроэнергии потенциал существенно превышает электропотребление в стране и составляет порядка 337 млрд. кВтч/год. При этом на долю ветровой энергии приходится 322 млрд. кВтч/год, солнечной энергии – 4 млрд. кВтч/год, на малые ГЭС – 11 млрд. кВтч/год. Технический потенциал одной только энергии ветра в Казахстане многократно превышает объем потребления всех топливно-энергетических ресурсов страны.

Таким образом, развитие генерирующих мощностей на базе возобновляемых источников энергии может явиться наиболее эффективным мероприятием по снижению эмиссии CO2 в электроэнергетическом секторе. Это один из действенных механизмов перехода к «зеленой» низкоуглеродной экономике в Казахстане.

Реализация проектов по развитию ВИЭ приведет к снижению объема строительства новых генерирующих мощностей с использованием угля мощностью около 200 МВт, и соответственно к снижению в перспективе эмиссии CO2 на величину не менее 1 млн. тонн/год. Здесь необходимо отметить, что основным фактором перехода к низкоуглеродной экономике является снижение потребления/сжигания ископаемого топлива, содержащего углерод. Исходя из анализа экспертных прогнозов выявлено, что в ближайшие 10-15 лет зависимость от ископаемого топлива (особенно по долгосрочным контрактам) будет существенно снижаться, цены на нефть, газ, уголь будут на низком уровне и не обеспечат окупаемость многих энергопроектов, в то же время активность компаний, поставляющих ВИЭ технологии, резко возрастет.

Приоритетным направлением достижения национального INDC является также развитие углеродной торговли. Практика развитых стран свидетельствует, что экономический эффект от углеродного регулирования достигает сегодня сотни миллиардов долларов США, включая экономию затрат на администрирование природоохранной системы, собственно экономию энергозатрат, повышение занятости, улучшение качества окружающей среды и, в целом, обеспечение устойчивости национальной экономики. Это эффективный механизм стимулирования мер по снижению выбросов, привлечения «зеленых» инвестиций. По прогнозам Bloomberg New Energy Finance, к 2016 году глобальный углеродный рынок составит 180 млрд. евро.

Казахстан обладает значительным углеродным потенциалом, который необходимо задействовать в соответствии с международными стандартами углеродного финансирования. В 2013 году был создан национальный углеродный рынок. Приняты соответствующие нормативные акты, регулирующие деятельность национального рынка торговли выбросами парниковых газов. В ближайшей перспективе Правительству республики необходимо принять меры по обеспечению ограничения/сокращения выбросов парниковых газов, предполагающие дальнейшее совершенствование законодательства, разработку сценариев и определение индикаторов сокращения выбросов и др.

Следующим направлением достижения национальных целей по снижению выбросов парниковых газов является повышение энергоэффективности и энергосбережения во всех секторах национальной экономики. В данном направлении необходимо совершенствование стандартов и их реализации, программ по субсидированию предприятий, внедряющих энергоэффективные и энергосберегающие технологии. Первостепенным шагом является совершенствование энергоэффективности в больших промышленных компаниях. Это меры по повышению энергоэффективности зданий путем электрификации соответствующих процессов и газофикации отопительной системы. В транспортном секторе - перевод транспортных средств от двигателей внутреннего сгорания на электрические, оптимизация транспорта в части сокращения количества проездов через стимулирование перехода с личного на общественный транспорт.

Большой потенциал по снижению количества парниковых газов в атмосфере имеет лесной фонд страны. Так, учет поглощения лесом СО2 позволяет республике дополнительные 10% по национальным вкладам по снижению выбросов. По физическому объему Казахстан занимает одно из ведущих мест в мире по лесному фонду. При этом относительно низкие удельные объемы позволяют проведение мероприятий по увеличению данного объема.

Реализация национальных обязательств по сокращению выбросов парниковых газов предусматривает укрепление и развитие сотрудничества с международными организациями и глобальными фондами - Всемирным банком, Европейским Союзом, ОБСЕ, ПРООН, Зеленым Климатическим Фондом и др. - для обмена и передачи знаний, трансферта низкоуглеродных технологий и достижения новых целей в совместной борьбе по смягчению последствий глобального изменения климата.

В целом, переход к низкоуглеродному развитию и декарбонизации национальной экономики Казахстана предполагает принятие кардинальных мер по следующим направлениям: совершенствование институциональных основ (разработка мер и политики адаптации секторов экономики к изменениям климата; совершенствование законодательства в сфере регулирования выбросов парниковых газов и др.), повышение энергоэффективности и внедрение новых технологий (внедрение низкоуглеродных технологий во всех секторах национальной экономики, повышение энергоэффективности зданий, переход к энергосберегающей продукции, на альтернативные виды топлива), наращивание потенциала (повышение компетенций национальных экспертов и гражданского общества в области низкоуглеродного развития, развитие сотрудничества с международными организациями и глобальными фондами).

Университет Кембриджа в своем отчете предсказывает снижение стоимости акционерных портфелей на 45% по мере того как волны страхов, связанных с изменениями климата, прокатятся по мировым рынкам. – пишет «Коммерсант». Некоторые компании уже ощутили это на себе. В прошлом году представитель СЕО Unilever заявил, что из-за вызванных изменениями климата природных катаклизмов его компания теряет около $330 млн в год.
> В свете этих данных не кажется странным, что инициаторами создания Глобальной комиссии по бизнесу и устойчивому развитию стали президент компании Unilever Пол Полман и бывший заместитель генерального секретаря ООН Maрк Мэлох-Браун.
> «Бизнес ожидают существенные материальные выгоды, но только в случае если он успешно вступит в эпоху роста устойчивости», — заявил сопредседатель комиссии Maрк Мэлох-Браун. «Правительства и международные организации не могут в одиночку создать то будущее, которое мы хотим. В то время как бизнес является ключевым фактором для ускорения перехода».
> «Не существует никакого экономического обоснования для процветающей бедности. Мы имеем прекрасную возможность проложить путь триллионам долларов к новым рынкам, инвестициям и инновациям – но для этого мы должны бросить вызов существующим практикам, и направить наши действия на снижение бедности, неравенства и пагубного влияния на окружающую среду. Любой бизнес получит неоспоримое преимущество от осуществления своей деятельности в более справедливом, устойчивом мире, в том случае если мы достигнем Целей Устойчивого Развития», — отметил президент компании Unilever Пол Полман.
> Еще накануне Парижского саммита представители международного бизнеса и передовых территорий выразили готовность возглавить переход мировой экономики к безуглеродному развитию. Они договорились добровольно установить цели по снижению выбросов CO2, инвестировать в чистые технологии и постепенно выводить деньги из «грязных» отраслей, завязанных на ископаемом топливе.
> Исследование «СитиГрупп», на которое ссылается «Коммерсант», показало, что потепление может «растопить» до $72 трлн мирового ВВП. Другой отчет, опубликованный журналом Nature, приводит к заключению, что глобальное потепление может снизить средние мировые доходы примерно на четверть. Рост температуры на четыре градуса по Цельсию больно ударит по таким секторам, как сельское хозяйство, недвижимость, лесопереработка, и многие другие. Изменения климата создадут неблагоприятную среду для бизнеса любого размера.
> Замедление изменений климата не будет дешевым – говорят эксперты. Развивающимся странам понадобится около $100 млрд новых инвестиций ежегодно в течение ближайших сорока лет, чтобы обеспечить устойчивость их экономик к изменениям климата. Стоимость смягчения последствий изменений климата обойдется дополнительно в $140–175 млрд ежегодно до 2030 года. Гигантская финансовая нагрузка будет непосильной для национальных правительств.
> Представители российского бизнеса уже не хотят стоять в стороне. Российский бизнесмен миллиардер Олег Дерипаска, в целом скептически оценивающий международный климатический процесс, выступил за введение глобального налога на выброс в атмосферу парниковых газов. Это предложение он озвучил в кулуарах климатической конференции ООН в Париже.  Как уже сообщал Климатический секретариат РСоЭС, гендиректор «Роснано» Анатолий Чубайс предложил для внедрения углеродные нанотрубки, которые помогут решить проблему изменения климата в мировом масштабе .
> Крупнейшие российские компании  «Газпром», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», НОВАТЭК, «Уралкалий», «ЕврАз» и другие участвуют в программе CDP и добровольно предоставляют сведения о своих выбросах парниковых газов.
> Объединить усилия по сокращению воздействия на окружающую среду и предотвращению климатических изменений накануне парижского саммита призвали РУСАЛ, Сбербанк, «Роснано», «РусГидро» и «Ингосстрах», объявившие об участии в программе «Российское партнерство за сохранение климата». В воззвании российского бизнеса говорится: « Мы подтверждаем необходимость выхода своей деятельности на траекторию низкоуглеродной, «зеленой» экономики, будем стремиться к тому, чтобы наша продукция соответствовала ее стандартам». Российские компании считают, что «снижение эмиссии парниковых газов может быть достигнуто за счет объединения усилий государств, направленных на внедрение принципиально новых … технологий в сфере энергоэффективности … расширения использования возобновляемых источников энергии». Представители бизнеса отмечают, что необходимо обеспечить равные условия международной конкуренции для всех участников этого процесса, а также внедрить рыночные механизмы стимулирования бизнеса к переводу на новые технологии производства.
> Представители общественных экологических организаций неоднократно подчеркивали необходимость снятия барьеров и увеличение возможностей получения инвестиций для отечественного бизнеса, который заинтересован в реализации зеленых проектов. Снятие субсидий с ископаемого топлива, поддержка и внедрение возобновляемой энергетики даст возможность России развиваться в климатическом тренде и на деле дать новый импульс развитию зеленых технологий.
> Достигнутая в г. Париже договоренность – это только начало масштабной работы по переходу к низкоуглеродной экономике на глобальном и национальном уровнях. Принятие нового климатического соглашения подчеркивает способность международного сотрудничества сообща находить решения общих проблем и вселяет миру надежду на устойчивое развитие в 21 веке.

Торговля выбросами ПГ может быть адаптирована к разным экономическим и политическим

условиям. Существует множество подходов для организации СТВ. В настоящее время

СТВ действуют и в отдельных городах, и в штатах, провинциях, странах и регионах. Каждая

система соответсвует местным экономическим и политическим особенностям. Правительства могут распространять разрешения на

выбросы посредством продажи на аукционе. Доходы от

аукционов могут быть инвестированы в такие различные

меры, как финансирование других программ по борьбе

с изменением климата или поддержка домохозяйств с

низким уровнем дохода. В то время как основная цель торговли выбросами

заключается в сокращении выбросов, хорошо продуманная

СТВ может также принести существенные дополнительные

экологические, экономические и социальные выгоды.

Среди таких преимуществ можно выделить повышение

эффективности использования ресурсов, чистый воздух,

обеспечение энергетической безопасности и создание рабочих мест. «Связывание» (или «linking») двух или более систем создает

более крупный углеродный рынок, который предоставляет

больше (потенциально более доступных) возможностей по

сокращению выбросов. Когда СТВ связаны, разрешения на

выбросы могут использоваться в обеих системах. Прошло 10 лет с запуска а первой и крупнейшей в мире

системы – СТВ Европейского Союза (European Union Emissions

Trading System, EU ETS, далееСТВЕС). В настоящее время

существуют 17 различных СТВ на четырех континентах. Страны

и регионы, где представлены системы торговли выбросами,

составляют 40% мирового ВВП. Более десятка других стран

и регионов тоже рассматривают внедрение СТВ, что делает

торговлю выбросами ключевым инструментом в борьбе с изменением климата.

Между тем, Азия становится передовым регионом активного

развития новых СТВ. В 2015 году Республика Корея

стала второй страной после Казахстана, которая создала

национальную СТВ в Азии. В настоящее время Корейская

система является второй по величине в мире после СТВ ЕС.

В то же время, в Китае работают семь пилотных проектов

СТВ на городском и провинциальном уровнях, набираясь

опытом к запуску национального углеродного рынка в

начале 2017 года. Национальная СТВ Китая станет самой

крупной системой в мире. На другом конце мира, в

Соединенных Штатах, интерес в торговле выбросами растет

с принятием Плана по чистой энергетике (Clean Power Plan),

что может привести к расширению существующих систем

или появлению новых.

Между тем, Азия становится передовым регионом активного

развития новых СТВ. В 2015 году Республика Корея

стала второй страной после Казахстана, которая создала

национальную СТВ в Азии. В настоящее время Корейская

система является второй по величине в мире после СТВ ЕС.

В то же время, в Китае работают семь пилотных проектов

СТВ на городском и провинциальном уровнях, набираясь

опытом к запуску национального углеродного рынка в

начале 2017 года. Национальная СТВ Китая станет самой

крупной системой в мире. На другом конце мира, в

Соединенных Штатах, интерес в торговле выбросами растет

с принятием Плана по чистой энергетике (Clean Power Plan),

что может привести к расширению существующих систем

или появлению новых.

Другие материалы в этой категории: Глобальные тренды низкоуглеродного развития »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Intecracy Group