Intecracy Group Intecracy Group Intecracy Intecracy


Суббота, 27 Август 2016 04:52

Глобальные тренды низкоуглеродного развития

20 июля текущего года Главой государства издан Указ «О подписании Парижского соглашения». Данный документ подтверждает последовательность и приверженность Республики Казахстан к выполнению международных обязательств в области изменения климата.

 

Общемировые тенденции
В начале третьей декады сентября в Нью-Йорке состоится специальное заседание в рамках Генеральной Ассамблеи ООН по ратификации Парижского климатического соглашения, в работе которого примут участие страны, как уже ратифицировавшие (на сегодня их 20), так и планирующие ратификацию этого международного документа. По словам председателя Парижской конференции, министра экологии, энергетики и морских ресурсов Франции Cеголен Руаяль, для того чтобы показать всему миру «важность проблемы изменения климата, наш моральный долг – обеспечить скорейшую ратификацию… соглашения 55 странами, на долю которых приходится 55% выбросов углекислого газа».

Ожидается, что в ходе совещания страны Европейского союза также подтвердят готовность ратифицировать данный документ, после чего он должен вступить в силу. По оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), даже годовая отсрочка начала более активных действий по снижению выбросов парниковых газов (ПГ) в рамках нового климатического соглашения, необходимого для достижения стабилизации концентрации СО2 в атмосфере, неизбежно приведет к тому, что затраты мировой экономики на ее достижение увеличатся на 1 трлн долларов, а глобальный ВВП сократится в 2030 году на 1,9%. А по оценкам экспертов Межгосударственной комиссии экспертов по изменению климата при РКИК ООН (МГЭИК), ущерб мировой экономике от изменения климата составит порядка 1,5 трлн долларов, и для его снижения странам необходимо сокращать сжигание углерода примерно на 4% ежегодно до середины столетия.

Эксперты Научно-исследовательского института прорыва (Breakthrough Institute, BTI), проанализировав данные по энергетике 26 развитых стран за период с 1971 по 2006 год, обнаружили, что темпы декарбонизации де-факто составляют около 1,3%. Среди стран, добившихся реальных результатов на этом пути, следует отметить Швецию (3,6%), Ирландию (3,2%), Великобританию и Францию (по 2,8%).
В 2015 году в рамках подготовки к новому климатическому соглашению ведущие страны мира объявили о своих обязательствах по сокращению выбросов (INDC) и мерах их достижения. Так, Правительством США в прошлом году был принят План чистой энергетики (Clean Power Plan), в соответствии с которым выбросы парниковых газов энергетическим сектором должны снизиться на 17% по сравнению с 2005 годом, а в дальнейшем, в случае принятия законодательного акта по климату и энергетике, ожидается снижение к 2025 году на 30%, на 42% – к 2030-му в соответствии с конечной целью 83% – в 2050 году. Это довольно жесткое регулирование для энергетического сектора США. Планируется, что снижение выбросов электростанций на 32% к 2030-му должно привести к сокращению выбросов СО2 на 870 млн тонн.
Европейский союз предполагает снизить выбросы парниковых газов на 20% по сравнению с 1990 годом, а в случае принятия другими развитыми странами сопоставимых обязательств и адекватного вклада развивающихся стран готов повысить обязательства (т. е. снизить выбросы) до 30%.

Япония планирует снизить выбросы на 25% по сравнению с 1990 годом при условии, что в реа­лизации Парижского соглашения будут участвовать все главные страны. Китай взял обязательства снизить углеродоемкость ВВП на 40–45% по сравнению с 2005-м, увеличить долю безуглеродных топлив в потреблении первичной энергии примерно на 15%.
По мнению директора Института Земли при Колумбийском университете (США) Джеффри Сакса, выступившего на пленарном заседании 9-го Астанинского экономического форума, «глобальный процесс декарбонизации будет длительным и сложным и потребует детального планирования с периодической корректировкой по мере развития технологий». В связи с этим следует отметить важность решения, принятого странами «большой семерки», о готовности «разработать долгосрочные национальные низкоуглеродные стратегии» для обеспечения декарбонизированного будущего. В рамках проекта «Пути глубокой декарбонизации» Института устойчивого развития и международных отношений (IDDRI) группой независимых экспертов были разработаны стратегии низкоуглеродного развития 15 крупнейших стран – производителей углерода, таких как Австралия, Бразилия, Велико­британия, Германия, Индия, Индонезия, Канада, Китай, Мексика, Россия, США, Франция, Южная Африка, Южная Корея и Япония.
В целом страновые стратегии предполагают регулирование и комплексные меры по «очищению» от углерода национальной экономики путем резкого сокращения выбросов, внедрения инновационных «зеленых» технологий, включая ВИЭ, и развитие углеродного рынка для поддержки уровня глобального потепления в пределах 2 °С. Прогнозируемые траектории декарбонизации крупнейших экономик мира свидетельствуют, что продолжающийся в настоящее время рост выбросов СО2 сохранится до 2030 года. После­ этого ожидается окончательно тренд на снижение использования углеродсодержащих источников энергии, когда начнут активно реализовываться принятые стратегии декарбонизации.

Особенности нового климатического соглашения
Необходимость принятия нового соглашения по климату обсуждалась давно, так как ратификация Киотского протокола большинством государств мира в 2008–2012 годах, без учета таких крупных эмитентов выбросов, как США, Китай, Канада, и других не присоединившихся к данному протоколу стран, в целом не способствовала кардинальному снижению выбросов, и угрожаю­щие тенденции глобального потепления продолжаются по сей день, превращаясь в существенный фактор снижения темпов роста и снижения конкурентоспособности национальных экономик отдельных государств. Кроме того, киотские договоренности налагали в основном обязательства на развитые страны, в то время как развивающиеся экономики имели возможность снижать выбросы и внедрять чистые технологии за счет участия в рамках таких рыночных механизмов, как механизмы чистого развития и совместного осуществления. В то же время этими возможностями воспользовалось очень малое количество развивающихся и транзитных стран. К сожалению, Казахстан также не воспользовался всеми выгодами от участия в этом процессе, имея уникальную возможность и являясь участником Приложения А – для развитых стран и Приложения Б – для развивающихся государств.

Новое климатическое соглашение, называемое Парижским по месту проведения конференции, является, безусловно, шагом вперед по сравнению с РКИК (Рамочная конвенция по изменению климата).
Киотским, так как, во-первых, распространяется на все без исключения страны, во-вторых, в нем ставится задача по удержанию глобальной температуры до 1,5 °С в год, в-третьих, является существенной финансовой поддержкой для внедрения «зеленых» технологий и реализации стратегий перехода к низкоуглеродному развитию. Как известно, при Секретариате РКИК ООН созданы два новых механизма поддержки углеродной политики – GCF (Зеленый климатический фонд) и CTCN (Центр и Сеть климатических технологий). Названные международные механизмы климатического финансирования предоставляют существенную финансовую и техническую помощь развивающимся и транзитным странам в реализации национальных стратегий низкоуглеродного развития и адаптации к климату. 
По данным GCF, на 01.06.2016 г. уже 8 проектов из различных стран получили гранты на реализацию своих углеродных проектов объемом финансирования в 168 млн долларов. Представляется, что отечественным предприя­тиям необходимо также участвовать в процессах углеродного финансирования.

Очевидно, что основную роль в достижении климатической цели и формировании низкоуглеродной экономики на глобальном уровне в большинстве стран должно играть снижение потребления⁄сжигания углеродсодержащего ископаемого топлива. При этом конкретные пути перехода к низкоуглеродной экономике, ее конечный формат, отдельные элементы на региональном и национальном уровнях будут различаться в зависимости от стартовых социально-экономических, ресурсных и других особенностей отдельных регио­нов и стран. 

Перспективы достижения национальных обязательств в РК
Республика Казахстан в конце 2015 года направила в Секретариат РКИК ООН обязательства по снижению выбросов парниковых газов на 15–25% к 2030 году от уровня 1990-го. По оценкам специально проведенного исследования Консорциума Climate Action Tracker (CAT) заявленные Казахстаном обязательства можно отнести к умеренным. К этой группе отнесены обязательства таких стран, как Китай, США, страны ЕС, Бразилия, Индия, Мексика, Норвегия, Перу, Швейцария. В соответствии с Указом Главы государства Нурсултана Назарбаева в ближайшее время Казахстан подпишет Парижское соглашение, и после его ратификации перед Правительством, экспертами, учеными и бизнес-структурами встанет задача по исследованию путей выполнения принятых обязательств, преодолению возможных рисков, что, в свою очередь, потребует принятия кардинальных мер по модернизации всех секторов национальной экономики.

Обсуждению этих мер и механизмов реализации нового климатического соглашения было посвящено IV заседание Совета по переходу к «зеленой» экономике при Президенте РК, состоявшееся в начале июля текущего года в Астане с участием членов Правительства, ученых, бизнес-структур, международных организаций и НПО. По мнению участников данного совещания, для выполнения заявленных обязательств в области снижения выбросов парниковых газов необходима разработка целостной стратегии перехода к низкоуглеродному развитию, предусматривающей комплексные меры по повышению энергоэффективности во всех отраслях экономики Казахстана, развитие ВИЭ и совершенствование национальной системы торговли выбросами (СТВ).

Исследования, проведенные НОЦ «Зеленая академия», свидетельствуют о том, что к наиболее эффективным технологическим решениям, обеспечивающим рост экономики и одновременно снижение выбросов, относятся: переход к низкоуглеродным или безуглеродным видам топлива; декарбонизация производства электроэнергии; электрификация экономики и отдельных отраслей (транспорт, строительство); повышение эффективности производства и потребления энергии; применение технологий улавливания и захоронения углерода; использование биотоплива и других ВИЭ. Особая роль отводится задаче сохранения и увеличения потенциала поглощения СО2 в лесном хозяйстве и землепользовании.

Хорошо продуманная СТВ, действие которой в настоящий момент приостановлено в связи с принятыми поправками в Экологический кодекс, может также принести существенные дополнительные экономические и социально-экологические выгоды. Среди таких преимуществ можно выделить повышение эффективности использования ресурсов, чистый воздух, обеспечение энергетической безопасности и создание рабочих мест. «Связывание», или линкование («linking») двух или более систем, в том числе страновых, создает более крупный углеродный рынок, который предоставляет больше возможностей (потенциально более доступных) по сокращению выбросов. Когда СТВ связаны, разрешения на выбросы могут использоваться в обеих системах.
В настоящее время в мире существуют 17 различных СТВ, среди которых крупнейшими являются системы США, Европейская и Южнокорейская. В 2017–2018 годах ожидается запуск национальных СТВ Китая и Российской Федерации. Уже сегодня страны и регионы, где представлены системы торговли выбросами, составляют 40% мирового ВВП, что делает торговлю выбросами ключевым инструментом в борьбе с изменением климата.

Подводя итоги, следует отметить, что присоединение Казахстана к глобальному климатическому соглашению необходимо рассматривать как новую возможность по модернизации и диверсификации не только энергетической отрасли, но и всей экономики страны по пути вхождения в клуб конкурентных стран мира и обеспечения устойчивости и повышения качества жизни настоящих и будущих поколений.

Автор: Бахыт ЕСЕКИНА, член Совета по «зеленой» экономике, директор научно-образовательного центра «Зеленая академия», д. э. н., профессор

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Intecracy Group